?

Log in

журнал Юлия Буркина
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 19 most recent journal entries recorded in burkin's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Tuesday, April 5th, 2016
1:11 am
While My Guitar Gently Weeps
Экспериментирую с увеличением состава. Хочу добиться того, чтобы и полнее звучало, и балалайка была все-таки лидирующим инструментом. Раз уж по-русски.

Monday, April 4th, 2016
8:46 pm
Thursday, March 17th, 2016
9:34 pm
ВСЯ МОЯ МЛАДШАЯ ПОРОСЛЬ
(без названия)

Старший сын, Костя, прислал снимок наших с ним детей :), сделанный им летом.
Слева направо:
Моя внучка (Костина дочь) Полина, моя дочь Саша, Моя внучка (Костина дочь) Тоня, мой сын Тимофей. Все, как один, Буркины :))) Так-то!
Sunday, March 6th, 2016
7:18 pm
Хорошее письмо получил от некоего Андрея из Казахстана.
Осколки неба
Доброго времени суток и здравия Вам, Юлий!
Зовут меня Андрей Ненашев, музыкант из Казахстана.
Как-то в начале весны 2015 года заказывая себе книги в интернет-магазине, увидел вашу книгу и купил! Приехала она в апреле, мне понравилась обложка и особенно название, сразу взяв гитару я и написал песню «Осколки неба», она вошла в репертуар нашей группы «Навигатор» и этой песней мы открывали все последующие свои большие и маленькие концерты, включая уличные. В декабре 2015 года мы засели за запись альбома «Дыхание лета», действительно, а когда записывать песни «про лето» как не в декабре-январе самой снежной и капризной зимы в моей жизни. Под занавес записи, в первых числах февраля, я вспомнил про книгу, которая дала имя заглавной песне альбома и, отыскав её на своих книжных полках, принялся читать, в душе моей стало ещё светлее! Как уже упомянул, запись альбома подходила к концу, оставались небольшие доделки-дописки инструментов, но вот именно эти вкрапления, последние краски на готовое полотно кистями, эти доводки прошли у меня под впечатлением вашей волшебной книги. Мелькнула мысль посвятить этот альбом The Beatles, но как сказал бы Пол: «Это так скучно» и остальные не смогут понять. А вот если на диске я скажу спасибо автору названия «Осколки неба», то будет легко и приятно, ведь это правда! Юлий, скажите, кто автор названия?

ОТВЕТИЛ ЕМУ:
Дорогой Андрей, приятно было читать Ваше письмо. Видно, мы с Вами одной крови. Что касается авторства названия, то ни одно слово из этой книги не принадлежит ОДНОМУ из соавторов. Авторы названия ЮЛИЙ БУРКИН и КОНСТАНТИН ФАДЕЕВ.
Во веки веков.
Аминь.
:)
Saturday, February 27th, 2016
10:19 am
Girl
Хороший был вчера концерт в "Аэлите". Одну песню, оказывается, заснял на телефон Андрей Никитин и прислал мне. Не самая, на мой взгляд, удачна, зато у этого перевода есть история. Вот фрагмент главы о этом переводе из нашей с Лешей Большаниным книги "100 хитов Битлз на русском".

... Тут главная сложность была в том, что мы оба с детства знаем и любим песню «Девушка», которую пел Валерий Ободзинский. Пожалуй, именно с этих строк – «Я хочу вам рассказать, как я любил когда-то…» – и началось, пусть и опосредованно, наше знакомство с Битлз. Текст исполненный Ободзинским безупречен, отсюда и огромная популярность этой песни в России семидесятых.
Уместный вопрос: зачем тогда делать новый перевод? Да затем, что старого нет. Есть отличный русский текст отличного поэта-песенника Онегина Гаджикасимова, о котором мы уже рассказывали в главе, посвященной песне From Me To You. Но это не перевод, это самостоятельный, слабо связанный с оригиналом по смыслу, текст. (Как и шуточно-украинский, первый куплет которого мы вынесли в эпиграф).
А мы должны были сделать именно перевод, не уступающий при этом известным всем словам своими «песенными качествами». «Хуже нет, чем ждать и догонять». В данном случае мы должны были не только догнать, но и перегнать «Девушку» Ободзинского-Гаджикасимова.
Именно потому из десятка вариантов первых строк, максимально приближенных по смыслу к оригиналу и верно ритмизованных (например, «Есть тут кто-нибудь, кто мог бы мой рассказ послушать»), мы так и не выбрали ни одного, а позволили себе мелкий плагиат, оставив всё ту же, не противоречащую дальнейшему смыслу, строчку: «Я хочу вам рассказать, как я любил когда-то…» Ну, не смогли мы избавиться от шарма этого начала, не нашли возможным заменить его на что-то другое.
То же случилось и со строкой «Ты одна на свете, ты одна...». Мы сохранили ее, несмотря на то, что контекст совсем иной. Никаких тебе белых платьев и раскрытых окон, никаких улыбок и объятий, а крик души подвыпившего в баре парня, полный отчаяния и сарказма.
Некоторые строчки, особенно в последнем куплете, были просто непонятны нам, пришлось лезть в Интернет и искать там их объяснение из уст исследователей или даже авторов. Нам повезло. Вот что сказал Джон Леннон в 1970-м: «Девушка действительно существует. Песня была о девушке, которую многие из нас постоянно ищут, и которой для меня стала Йоко. Я также пытался выразить некоторые свои мысли о христианстве, которое в то время не принимал…» Это высказывание помогло нам.

Friday, February 19th, 2016
7:11 pm
ГЛАВНОЕ ПОТРЯСЕНИЕ ВЧЕРАШНЕГО ВЕЧЕРА -
так называлась запись у меня в фейсбуке, которая вызвала форменный переполох. За сотню лайков и десятки комментов. Вот эта запись:

Красивая девушка, как выяснилось, студентка философского факультета, сказала мне: "Концерт очень понравился, и я узнала много нового. Я знала, что Пол Маккартни - вегетарианец, а вот, что он играл в Битлз, не знала..."
Tuesday, February 16th, 2016
8:47 pm
Интервью со мной о новой книге на портале ТОМСКИЙ ОБЗОР.


16 ФЕВРАЛЯ 2016
Юлий Буркин: о параллельной реальности, где The Beatles играют в Томске

Мария Симонова
В 2016 году в петербургском издательстве «Амфора» выйдет роман «The Beatles. Иное небо». Жанр — «альтернативная история». Мир, где Джон Леннон не убит, группа вновь объединилась, и в 1980-м The Beatles летят на гастроли в СССР. Пережив цепочку приключений, они оказываются в Томске, а весь мир, благодаря им, сильно меняется к лучшему. Интересная задумка, увлекательное повествование — текст затягивает читателя. А некоторые из героев хорошо знакомы томичам.

Мы поговорили о романе с одним из его авторов, Юлием Буркиным, и выяснили непростую историю создания книги, узнали, почему на обложке будет указан только его соавтор Алексей Большанин, и как среди действующих лиц оказались Моисей Мучник, Виктор Колупаев, Леонтий Усов и другие томичи.

— Юлий, как и почему возникла мысль написать такую книгу?

— Многие из тех, кто в свое время познакомился с творчеством Битлз и пережил потрясение от их музыки, уверены, что они влияли не только на культуру, но и на всю ситуацию в мире. В том числе, что именно благодаря Битлз не случилось Третьей мировой. Мир был на волоске, а Битлз направили энергию молодых в иное русло: «Все, что вам надо — любовь». И этим людям не дает покоя мысль: а если бы группа не распались, каким бы стал наш мир? Совсем другим, лучше, наверное. Впервые идея написать об этом возникла давно…

— После появления вашего с Константином Фадеевым романа «Осколки неба, или Подлинная история Битлз»?

— Чуть позже. В 2001-м «Осколки» были переизданы ЭКСМО, и стали хорошо продаваться. Тогда в издательстве предложили: «Давайте делать такую серию. Напишите теперь про Роллинг Стоунз, например». Но нам это было неинтересно, мы не видели ни в какой другой группе достойного для книги повода. «Может, продолжение тогда напишите?» — спросили нас. Мы с Фадеевым задумались, и поняли, что не хотим. Группа распалась. Можно было, конечно, писать о сольной жизни музыкантов, но и там мы не видели достойной яркой фабулы. И тогда мелькнула мысль: можно представить, что случилось бы, если бы Леннона не убили. Фантастический роман о том, каким стал бы мир, если бы Битлз сошлись опять и продолжали работу, уже осознав свое предназначение — менять мир к лучшему.

— Ведь есть произведения, где созданы реальности, параллельные исторической?..

— Да, это целый поджанр фантастики — «альтернативная история», «альтернативка». Например, одна из первых и знаменитых книг этого направления — роман Филиппа К. Дика «Человек в высоком замке», где немцы выиграли Вторую мировую войну. В этом параллельном мире популярны оракулы, на них гадают. С помощью такого один из героев пишет книгу про мир, в котором Германия все-таки проиграла, то есть, про наш мир… Запутанная, но замечательная вещь. Я подумал, что нечто подобное о Битлз имеет право на существование. Мы с Фадеевым немного пообсуждали эту идею, но поняли вскоре, что не справимся. Просто потому, что не горим этой затеей. Ведь тут нет исторической канвы, все надо высасывать из пальца. После «Осколков» заниматься этим не хотелось.

Писать желания не было, а вот почитал бы я такую книгу с интересом. И несколько лет назад я вернулся к этой задумке, вспомнив, что в Томске есть писатель, великолепно пишущий именно «альтернативку». И его миры очень реалистичны. Это Александр Рубан. К сожалению, он не дожил до выхода книги, его не стало этой осенью. Я поделился с ним своими мыслями, предложил ему самостоятельно написать такую книгу, пообещав свои услуги «консультанта». Он прямо загорелся и, постоянно обсуждая со мной детали, умудрился создать сюжетную канву, план романа. Ему было сложно, ведь он был не «в теме», Битлз его никогда раньше не интересовали, и вообще музыкой он не особо увлекался. Потому ему и приходилось каждый нюанс выверять со мной. Но вот план был готов, и он даже написал несколько фрагментов.

План был хорош, а вот отписанные эпизоды мне не сильно нравились. Было ощущение, что он не может проникнутся темой, «почувствовать» героев. И он сам это в конце концов осознал. Саша был очень честный в творчестве человек. Внезапно он прислал мне письмо, что, наблюдая за событиями на Украине, разуверился в идее книги. Никто не способен сделать этот мир лучше. И он удалил все файлы. Остались только наброски, которые он присылал мне раньше и план. Саша предложил писать книгу мне самому. Но я, как и прежде, не чувствовал себя способным на это. И был очень разочарован этой ситуацией.

И тут вдруг я получил письмо от Леши Большанина, своего друга, с которым мы вместе написали книгу переводов «Наследие „Осколков“, или 100 хитов Битлз на русском». Он интересовался: «Юлий, ты когда-то говорил о том, что у тебя была идея книги о том, что было бы, если бы Леннона не убили. Давай напишем ее». Я отправил ему все наши с Рубаном наработки: «Пиши». И он стал писать. И я подумал, что не должен оставаться в стороне. Понимал, что я лучше, чем кто-либо могу помочь ему в этом деле. Признаюсь, я занялся этим с долей скепсиса. И все же мы стали работать вместе. И я увидел, что получается интересно.

— Расскажите про Алексея. Это ваш давний друг?

— Да. Леша в детстве жил возле кинотеатра «Октябрь», учился в 8-й школе в параллельном классе, тоже был увлечен музыкой, мы с ним дружили, у нас был общий друг Женька Лавренчук. Алексей окончил иняз пединститута, а позже переехал на ПМЖ в Германию. До сих пор живет в Нюрнберге, преподает английский язык. Он так же как и я, с детства любит Битлз. Мы еще лет 25 назад с ним сделали несколько переводов их текстов, потом про это надолго забыли, а недавно вернулись к этому и совместно сделали книжку.

— А теперь написали вместе еще и «The Beatles. Иное небо». Но на обложке будет значиться только одно имя — Алексей Большанин. Вашу можно будет найти только внутри книги. Почему так?

— Это я так решил. Дело в том, что люди, которые читали «Осколки неба», делятся на две части: те, кому роман понравился, и те, кто его не принял. Первые, их все-таки больше, если увидят мою фамилию и купят книгу, неминуемо будут разочарованы. Они ведь будут ждать продолжения «Осколков», а это совершенно другая книга, ни хуже и ни лучше, а просто другая. Там было правдивое повествование, слегка окрашенное мистикой, волшебством, а здесь — традиционная фантастика. В жанре новая книга откровенно проигрывает. Ну, а те, кому не понравились уже и «Осколки», сразу скажут: «Опять Буркин очередную бредятину про Битлз написал…» То есть в любом случае не нужно людям сразу знать, что я — один из авторов книги. Ну, а для тех, кто «Осколки» не читал, все равно — Буркин, Большанин, оба вместе или кто-то еще.

— Тогда, может, на них только и ориентироваться?

— Нет. Не стоит надеяться, что таких будет много. Битломаны новую книгу о Битлз не пропустят, так что, думаю, большинство из тех, кто заинтересуется новой книгой, читали и «Осколки». Ведь они выходили в трех издательствах, и их совокупный тираж не маленький. Плюс аудиокнига, плюс бессчетное количество скачиваний с пиратских сайтов…

Спросите, почему я тогда не скрываю свою роль и даже беседую с вами о романе? Вроде бы какое-то глупое кокетство получается: не хочу, чтобы знали, что я один из авторов, и тут же об этом рассказываю. На самом деле нет никакого кокетства, просто те, кто прочитает это интервью, уже будут подготовлены, будут в курсе ситуации, поймут, что и как. У меня вовсе нет задачи скрывать своё авторство, мне главное не повлиять на первое впечатление тех, кто не в курсе, поэтому на обложке моей фамилии и не будет. А внутри книги мой копирайт будет стоять рядом с Лёшиным. Это оговорено в издательском договоре. Другой значимый момент: основной «вал текста» все-таки Лёшин, а я больше редактировал, подкидывал идеи, что-то дописывал, что-то переписывал, что-то убирал…

— Вы часто работаете в соавторстве. Насколько это сложно, что это дает?

— Давно, лет 30 назад, когда у меня еще не было опыта работы в соавторстве, я думал, это невозможно. Это же мои мысли, мои чувства!.. Потом случайно получилось, что мне пришлось вместе написать книжку с Сергеем Лукьяненко. Опыт был очень удачным, Сережа очень талантливый человек… Было ощущение взаимообогащения. Я у него многому научился, и он, пока не был таким великим, как сегодня, тоже говорил в интервью, что многое узнал и понял благодаря мне.

Работать вдвоем было интересно. Конечно, нельзя в соавторстве писать психологическую прозу, думаю, Хемингуэй и Ремарк не смогли бы сочинять вдвоем. А вот у Ильфа и Петрова хорошо получалось, согласитесь? Там, где нужен захватывающий сюжет, юмор, неожиданные повороты, там писать вдвоём даже удобнее. Написанного в одиночку у меня все-таки больше, но и соавторства я с тех пор не чураюсь — работал с Костей Фадеевым, с сыном Станиславом, с Лёшей. Все люди непохожи друг на друга, и отношения, формы сотрудничества разные возникают.

— В чем именно заключались особенности того или иного соавторства?

— С Лукьяненко это была игра. Я пишу кусочек, он подхватывает и сочиняет свой фрагмент, затем я… Было весело. С Фадеевым сложилось по-другому. Мы вместе все обсуждали, затем я садился за компьютер, он — рядом. Проговаривали каждое предложение, уточняли, улучшали, потом расходились, думали, сходились снова, снова обсуждали, правили… С сыном мне пришлось труднее всего. У него другое ощущение жизни, другой литературный багаж. Он родился и вырос в совершенно иной стране. Обычно об этом не задумываешься — кажется, знаешь человека, ведь он всегда рядом. А, оказывается, мы совсем непохожи.

— А как была организована работа с Большаниным, который живет далеко от Томска?

— Сначала я присылал ему план главы. Тот план, что оставил мне после наших обсуждений Рубан был очень общим, пунктирным, а я каждый раз готовил развернутый план очередной главы, опираясь на всё то, что уже написано — с новыми героями, с новыми поворотами сюжета. Леша, опираясь на это, писал главу и отправлял мне. Я ее критиковал, он переделывал, я редактировал, сокращал, дописывал. Последнюю главу вообще писали раза четыре с нуля. То он, то я, по очереди. Книжка, по-моему, получилась странная. Как видите, и создавалась она непросто. «Осколки неба» мы с Костей написали за полгода, нахрапом. После каждой главы кричали: «Гениально! Мы должны это отметить!» И отмечали.

Работа с Лёшей шла тяжелее и длилась два года. Из того, что было написано, в окончательный вариант текста попало меньше, чем ушло в корзину. До сих пор непонятное у меня ощущение от «Иного неба», я не могу отрешиться от всех тех вариантов движения сюжета, которые были забракованы. И меня очень радует, что вас книга захватила. Кино по ней точно можно было бы снять хорошее. Вроде «Невероятных приключений итальянцев в России», только с фантастикой и с музыкой…

— Успел ли прочитать роман Александр Рубан, книга ведь была закончена еще при его жизни?

— Да, он прочел, и прислал мне письмо, где, против моего ожидания, отозвался о книге очень тепло. Вероятно, мы опубликуем это его письмо в послесловии.

— Как в книге появился Томск, почему именно здесь The Beatles спасаются от произвола брежневских деятелей от культуры?

— Это как раз связано с тем, что писателю нужен материал для того, чтобы «лепить» из него мир. Если я пишу чистейшей воды фантастику, я весь мир сочиняю сам. Но тут была необходима максимальная достоверность. Для этого мы и взяли город, людей, реалии, которые нам хорошо знакомы. В принципе, это мог быть любой другой российский город в глубинке, но раз уж мы знаем Томск, выбрали его, А дальше, как у Пикассо, «материал стал учить художника».

— Может, это отчасти еще и было вашей мечтою юности, еще с тех времен, когда вы увлеклись творчеством Битлов? Леннон жив, и вот они выступают в Томске, знакомятся с вами, общаются, идут к вашим друзьям в гости?

— Да, было, конечно, и снилось даже иногда. Я читал книжку Капитановского — есть легенда, что Битлы были в СССР три дня, дали концерт для ЦК, их зарубили, и они отправились домой. Это неправда, но целая книжка написана, фанфик… У нас элемент фанфика тоже присутствует. И в «Осколках», и в «Ином небе».

— Среди героев «Иного неба» и вы, и Алексей…

— В романе описана совершенно реальная история из нашей с Лехой жизни. Мы действительно ездили в юности в Москву, я жил у отца Андрея Макаревича (он был знаком с моими родителями), мы встречались с самим музыкантом, я пел ему свои песни. В книге много биографического, много реальных фактов, мы притянули их туда, чтобы из этого «мяса» и создать «тело» книги. А душа у нее битловская.

— Вашему другу барабанщику Жене Лавренчуку в книге доверено сыграть с Битлз, заменив травмировавшего руку Ринго Старра, на томском концерте. Почему именно он выходит с ними на сцену?

— Здесь трагическая подоплека. Женя был очень талантливым музыкантом. И его смерть заставила меня думать о том, как часто люди не получают в жизни того, чего достойны. И эта мысль стала одним из толчков написать книгу о мире, где все получают по достоинству. Таким и должен был стать мир, которым управляет мистический дух Битлз. И вот в этом мире Женя и получает по заслугам. Кстати, роман ему как раз и посвящен, он для нас знаковая фигура. Во-первых, он наш друг детства, во-вторых, он для нас — символ творческого потенциала Томска: где еще вы видели, чтобы, проработав всю жизнь электросварщиком, человек в пятьдесят лет вдруг переквалифицировался в вокалисты и стал успешно работать в клубах, прекрасно петь? С Женей случилось именно так.

— В новом романе появляются и другие известные в городе люди. Например, Моисей Миронович Мучник решает во что бы то ни стало привезти Битлз в Томск, и ему это удается, у писателя Виктора Колупаева музыканты гостят и ведут с ним философские беседы, Леонтий Усов в одном из эпизодов совершает свою ежевечернюю пробежку, видит Битлов и решает сделать их скульптуры вместо Чехова… Кто придумал ввести в книгу этих героев?

— Мучника предложил еще Саша Рубан. Как возник Виктор Колупаев, уже трудно вспомнить, и я, и Рубан были с ним хорошо знакомы. А Усов как-то сам собой возник, мы первый раз с Сашей Рубаном обсуждали книгу именно у него в мастерской.

— Читали ли роман прототипы героев или их родственники?

— Я послал рукопись Виктору Мучнику. Он поправил некоторые моменты по поводу характера своего отца, уточнил, как его называли родные и друзья. Написал мне: «Получилось интересно. Если бы кто-то и привез Битлов в Томск, то это точно был бы отец». Ольга Колупаева мне недавно по делу звонила, и я ей сказал, что скоро выйдет книжка, где она кокетничает с Полом Маккартни. Она расхохоталась, но предпочла дожидаться выхода бумажной книги и уже тогда ее читать. Леонтию Усову я отправил только фрагмент о нём. Он, кстати, и сейчас регулярно бегает, как в нашей книге. Ему понравилось.

— Если говорить кратко, то когда именно лично вы стали битломаном, с чего это началось?

— Я не считаю себя битломаном. Битломаны — те, кто молятся на них, как на икону. Почитайте битломанские группы и форумы в Интернете, там по кругу тысячекратно перемалывается одна и та же информация, мелькают одни и те же фотографии… Все это довольно бесплодно. Для меня же Битлз — то, что подталкивает к творчеству. Вы же знаете, ничто так не стимулирует творчество, как любовь. А полюбил я их музыку с 12 лет. После песни «Oh! Darling». Она меня потрясла, я ее прослушал раз двести.

— Вы и сегодня их слушаете?

— До последнего времени слушал регулярно, хотя бы раз в неделю. А вот сейчас редко такое случается. Просто я слишком часто сам играю их песни. После выхода книги переводов я стал исполнять их на концертах. Теперь, когда слушаю записи, вместо Битлз слышу мысленно собственный голос… А вообще вся книга «Осколки неба» — расширенное объяснение в любви этой музыке, этой группе. Бывает, некоторые вещи становятся для нас основополагающими. Как коммунизм — неотъемлемая часть Ленина, так Битлз — часть моей личности. Это не хорошо, не плохо, это данность. И слушаю я их сейчас или нет, никак на то не влияет.

— Не было ли у вас желания связаться с живыми битлами, познакомить их с книгами?

— Нет. Я считаю, не надо. Пол Маккартни нынешнего разлива мне не нравится. Это вообще противоположная сторона Битлз. Группа существовала семь лет. До сих пор о ней пишут, говорят. Когда их достали фанаты, они перестали выступать на сцене, стали заниматься только студийной работой, хотя и потеряли на этом кучу денег. Когда они устали работать вместе в студии, надоели друг другу, они окончательно разошлись. Они занимались настоящим искусством. А Пол в сольной карьере, пока Леннон был жив, еще как-то на него ориентировался, старался не отставать. Но потом, когда Джон погиб, просто распоясался…

Как сказал мне недавно один врач: «Только коньяк с возрастом становится лучше». И о Маккартни могу это повторить. Сегодня, когда он выходит и поет старушечьим голоском «Yesterday», это невозможно слушать. Но стадионы собирает, миллионы получает… Все вывернуто наизнанку, это анти-Битлз. Я, наверное, был бы вынужден с ним связываться, если бы по той или иной книге взялись снимать фильм, и надо было бы от него получить согласие на использование его образа. И то не я бы этим занимался, а другие люди. И хорошо, что книжку Маккартни не читал, вдруг бы он в суд подал. Или Йоко Оно.

— Ее образ у вас в «Ином небе» получился, прямо скажем, непривлекательным.

— Зато мы ее исправили в конце. Если прочитать биографии Леннона, например, книгу Голдмана «Жизнь Джона Леннона», то становится ясно, что Йоко и в самом деле крайне малоприятное существо.

— Где и когда книга «The Beatles. Иное небо» должна выйти?

— В петербургском издательстве «Амфора», точная дата не назначена, но это будет 2016 год. Если не случится никаких форсмажоров.

— Можно ли после этого романа сказать, что тема The Beatles для вас закрыта?

— В литературном плане — на 100%. Уже и эта книга не должна была появиться, у меня не было в ней острой необходимости. «Осколки» писались с Фадеевым, но двигателем этой идеи был все-таки я. Я мог написать ее один или найти другого соавтора, хотя тогда она, наверное, получилась бы хуже, Костя пришелся очень впору, думаю, я нашел тогда лучший вариант. А здесь у меня была мысль, потом я от нее отступился, потом втянулся в обсуждение с Рубаном, но когда он бросил эту затею, и я снова остыл. Но Леха Большанин упорно взялся за дело и меня убедил. И это еще одна причина, почему на обложке только его имя. Но, несмотря на все сложности создания книги, я очень надеюсь, что она понравится не вам одной. Все-таки в ней не одни приключения описаны, но и мысли есть важные. И актуальные, на мой взгляд.
Thursday, February 11th, 2016
12:55 am
Про "Хоббита", Перумова, или Как я свалял дурака
Вот, правда, бывает же так, что, спустя много лет, осознаешь, какого ты свалял дурака. Когда-то, лет 20-25 назад, я прочитал "Властелина колец" и был очарован. Но я знал, что есть еще "Хоббит", книга, с которой все начинается. И вскоре у меня появилась эта книга. Прочитал... Вообще не понравилась. Какая-то детская сказочка.
Несколько позднее, на каком-то "Звездном мосту", ао-моему, я пристал к Перумову: "Коля, перепиши "Хоббита", сделай его сложнее, умнее, чтобы он стал как "ВК", ты сможешь..." Ник на меня мрачно посмотрел и сказал, что он, мол, не переписчик Толкина, а самостоятельный писатель. Явно обиделся почему-то.
Много позднее я вновь прочел "Хоббита", дочке, ту же книгу, и снова меня покорежила ее навязчивая детскость.
Потом вышел фильм, и я был восхищен Джексоном, который "овзрослил" "Хоббита", как я просил Перумова... Хотя с драками перегнул палку. Но все равно.
И вот, наконец, на днях я стал читать "Хоббита" сыну Тимофею. Но не ту книгу, а огромный том АСТ с прекрасными рисунками Яны Ашмариной, в котором и "Хоббит" и "Властилин колец", и "Сильмарион"... И вдруг оказалось, что "Хоббит"-то очень качественная и не менее универсальная по возрасту книга, чем "ВК". Оказывается, тот "Хоббит", что я дважды читал раньше, был каким-то убогим адаптированным детским "переводом", сильно сокращенным и засюсюканным. Но я-то этого не знал.
Толкина не надо переписывать, у него все в порядке. Сейчас читаю и наслаждаюсь. И думаю, каким же я болваном выглядел в глазах Перумова, который все это, конечно, читал в подлиннике.
Friday, February 5th, 2016
3:21 pm
Невещие сны и странные бЕлки
На Роскон не еду. Так с чего уже вторую ночь снятся персонажи Фэндома?
Прошлой ночью приснился Байкалов. Я подошел к нему в столовой пансионата поздороваться, а он мне руку не дает. Оказалось, я в прошлом году по пьяни на его кружке-кипятильнике(!) что-то нецензурное написал.
А сегодня приснилось, что я Сережу Лукьяненко по его просьбе учу на солдатскую гимнастерку нашивать белый подворотничок. Ну тут хоть подоплека прослеживается.
Утром, наяву уже, пошел с дочкой на лыжах и встретил в роще двух белок. Одна сидела на ветке против ветра и на ветру у нее мелко-мелко колыхались ушки. А другая щелкала насыпанные кем-то под деревом орешки. Я подумал, что как-то это связано с моими снами. Но если так, то кто из них Байкалов, а кто Лукьяненко, и почему...
Saturday, January 16th, 2016
10:58 pm
Sunday, January 3rd, 2016
12:29 am
Наставший год я нестандартно
Решил пробежкою начать.
А вслед услышал: О, бля, гляньте,
Здоровый Образ тоже тут.
Friday, January 1st, 2016
2:50 am
Thursday, November 5th, 2015
9:22 pm
ПРО ЛЮБИМЫЕ КНИГИ
Тут со мной интервью сделали. Вполне удачное, на мой взгляд.
http://obzor.westsib.ru/article/466196

Некоторые герои «Принципа чтения» признаются нам, что долго и мучительно выбирали о каких книгах говорить. Другие вздыхают, что о важных для них авторах вспомнили только после беседы.

А писатель Юлий Буркин уже давно создал для себя список любимых книг.

Из беседы с писателем мы узнали, что избавляет его от депрессии, какое произведение поможет понять «русскую идею», а какое «американскую мечту», и что будет полезно прочитать тем, кто занимается творчеством. А еще выяснили какую собственную книгу перечитывает сам Юлий.


— В романе Маркеса «100 лет одиночества» есть такой момент: когда в Макондо все начали терять память, они стали писать заметки такого типа: «Это корова, она нужна для того, чтобы получать молоко, которое можно добавлять в кофе». Когда-то я, чтобы со мной такие пробелы идентификации не случились, создал файлы «Мои любимые фильмы…», «Мои любимые книги», «Мои любимые диски» и туда все записал. Мы меняемся, и чтобы помнить, какими мы были, надо хранить эту информацию, пересматривать ее.

Любимых книг очень много. Но не все я включил в этот список. Например, мне безумно нравились «Посмертные записки Пиквикского клуба» Диккенса, но я никогда не буду их перечитывать, этот момент исчерпан в детстве. А любимые книги — так стоит называть те, которые нужны тебе, чтобы к ним время от времени возвращаться. Или ты понимаешь, что определенная книга действует на тебя по-особенному, вводит в нужное для работы состояние, спасает от депрессии.



Мой список очень медленно обновляется. За последние 10 лет в нем появилась только пара новых книжек. Главное, чем занимается литература — она формирует личность. Остальные функции — развлекательные, поучительные — они не так значимы. Важнее, что литература — это когда одни люди формируют личности других людей с помощью информации, которую они выкладывают в книги. Это и то, чем я, как писатель, тоже занимаюсь. Сначала думал, что пишу для собственного удовольствия, потом — что ради денег. А теперь, когда сталкиваюсь с людьми, которые говорят об одной из моих книг, что она их любимая, понимаю: мне с этим человеком очень легко общаться.


Личность формируется активно в юные годы. Андрей Макаревич сказал как-то, что он сейчас книг уже не читает, только иногда пишет, поскольку всё, что нужно, до 30 лет прочёл. Новинки кажутся скучными.


Сегодня все мало времени находят на книги. Это и ко мне относится, но я всё-таки читаю. Часто чувствую в новых книгах отголоски чего-то уже прочитанного. Очень редко случаются какие-то открытия. Потому всё-таки более важным с определенного возраста считаю не чтение новых книг, а перечитывание полюбившихся.

Мой список — он для самого себя сделан, поэтому вряд ли поразит кого-то новизной и экзотикой. Если вещь гениальная — она обычно для большинства людей гениальная.

***

Сэлинджер, «Над пропастью во ржи». Я с удивлением обнаружил, что эту книгу любили и Джон Леннон, и Марк Чепмен, который его застрелил. Впрочем, Марк был зациклен на Джоне, так что взаимосвязь есть.

Я долго не мог понять, в чем прелесть этой книги. Она неуловимая. Нельзя говорить о стиле, это же манера письма переводчика, а не писателя. Читал «Над пропастью во ржи» раз 15, не меньше. Осознал наконец в чем ее смысл. Она ярко и ясно показывает иллюзорность социальных ролей. Чем герой этой книги удивителен? Он не выносит те роли, которые ему навязывают. «Школьник», «мальчик»… Всё это неправда, всё это кем-то придуманное. Не надо ничего из навязанного принимать на веру, ты такой, какой есть. Роли очень мешают — ты цепляешься за них, а жизнь пролетает мимо. Этому книга очень хорошо учит.



Еще у меня есть любимый рассказ Сэлинджера — это «Голубой период де Домье-Смита». С ним связана одна история забавная, но она не для печати.

***

Маркес, «100 лет одиночества». Я, помню, с таким нежеланием начал читать этот роман в студенчестве. На филфаке мне его навязали. Думал, раз такое название, будет какая-то нудятина.Read more...Collapse )
Tuesday, November 3rd, 2015
2:10 am
ОБЛАЧНЫЙ АТЛАС
Рискуя прослыть невеждой и тугодумом, сообщаю, что только сегодня посмотрел этот фильм. Я в полном восторге.
Thursday, October 22nd, 2015
9:23 pm
ТИМ-ТИМ, УРА!
Сегодня моему третьему, младшему, сыну Тимофею исполнилось ШЕСТЬ ЛЕТ, Вот он уже какой сегодня. Красивый, добрый, умный и талантливый. Короче, весь в меня! :)))
Ура ему!
Sunday, October 4th, 2015
2:23 am
2:14 am
Friday, October 2nd, 2015
4:34 am
ЗАНОВО ОСВАИВАЮ ЖЖ
Вот, сумел вставить фотографии в прошлый пост про фестиваль!
http://burkin.livejournal.com/168457.html
Thursday, October 1st, 2015
10:16 am
ИТАК, Я ПОБЫВАЛ НА ФЕСТИВАЛЕ...
Заголовок просится первой строчкой для юмористической песни. Ну, например,

Итак, я побывал на фестивале,
Потом меня родные не узнали...

или

Итак, я побывал на фестивале,
Чего мне только там не показали...

И т.п.

Но на самом деле, всё было в порядке. Алтай, турбаза "Манжерок", фестиваль бардовской песни "ПОД ЗАНАВЕС ЛЕТА".
Скажу, что к "бардовской песне" я отношусь, э-э-э... Короче, я к ней не отношусь. И в жизни на подобных фестах не бывал даже зрителем. Но тут меня позвали с песнями Битлз и, как истый миссионер, я не смог отказаться.
С удивлением я обнаружил, что среди "кондовых" бардов встречаются и очень тонкие блюзовики, грамотные эстрадники, заядлые рок-н-ролльщики и т.п. С такими я и тусовался. И прекрасно провел время. Миша Большаков (Барнаул), Ильдар Маматов (Питер), Алефтина Баталова (Барнаул), Слава Аксенов (Бишкек) - вот эти замечательные люди и прекрасные музыканты и стали для меня на фестивале главными (кроме, конечно Бориса Бергера, который все и организовал и с которым я тут на первом фото...

Их остроумие, позитивность в сочетанием с замечательной природой сделали свое дело, и я полюбил этот фестиваль всей душой. Ну, и еще то, как меня встречали, как радовались барды, что среди них есть "настоящий фантаст", как приняли мои переводы Битлз...

Не бывал я на таких фестивалях, а вот на фестивалях фантастической литературы (конвентах) бывал много раз. И не могу не сравнивать. Чему стоило бы поучиться бардам у фантастов? Обилию самых разнообразных мероприятий, четкой организации. Чему фантастам надо поучиться у бардов? Неприхотливости, готовности к любой бытовой неустроенности не в ущерб настроению. Ну, например, гостям сказали: мест в комнатах не хватает, придется кому-то спать на полу... Ой, представляю как бы взвыли от такого поворота гости конвента, устраивающие порой истерики от того, что, например, в номере нет настольной лампы или второго одеяла... Гости-барды даже не моргнули, а спокойно стали разворачивать спальники.

Я люблю своих коллег-фантастов, но что-то не помню я, чтобы на конвентах звуковая аппаратура была прилично настроена, а ведь там мероприятия проходят в залах... Тут аппарат звучал идеально, несмотря на то, что сцена стояла в лесу... Еще понравилось, что барды как-то ближе к природе, видно было, что им доставляет радость находится на воздухе, не берегу реки и т.п., а не базарить непрерывно по комнатам, обкуривая друг друга, как это бывает на конвентах,
Наконец, последнее. Барды пьют НА ПОРЯДОК МЕНЬШЕ фантастов. Лично мне в такой тусовке было очень комфортно. Даже на третий день фестиваля я не заметил сильно измученных алкоголем людей, а на конвенты они нередко уже в таком состоянии приезжают :))) Не, ну, кому, конечно, что нравится. Я и сам бывало... Но теперь, за то...
Короче, есть чему друг у друга поучиться. Я так и сказал на закрытии: "Давайте дружить домами".




Фото Натальи Огневой (Цицилиной)
[ << Previous 20 ]
http://burkin.rusf.ru   About LiveJournal.com